Матрасы на кровать ортопедические матрасы.

О жадности (сказка)


Ехал по дороге мужик. Был он богатый-пребогатый и такой жадный-прежадный, что ни в одной сказке не сказать, ни одним пером не описать.
Вот едет, он едет, конь копытами топ-топ, а мужик глазами хлоп-хлоп и задремал. И привиделся ему чудный сон…
Подъехал будто бы он к сосновому бору, а на опушке цыганские шатры пестрят. Цыгане суетятся, на своем языке бранятся, а потом подходят к чахлой сосне и по-нашему говорят: «Дерево без жил, дай нам птичьих сил»! Затем обхватывают ствол руками – в черных птиц превращаются и на сосновые ветви усаживаются.

Мужик-то и во сне олухом не был, как наяву наживу чуял, - тоже так сделал и кукушкой серой стал.
Конь тихо идет, не спотыкается, а сон продолжается…

Поднялась вдруг птичья стая под облака и кукушка тоже. Долетели они до рыжей горы, опустились у серебристого родника. Начали черные птицы в клюв воды набирать и поодаль в яму выливать. А кукушка приглядывает и замечает – упадет на дно капелька, не простой водицей, а драгоценным камушком, то алмазом сияющим, то жемчугом сверкающим.
Жадинка наш спать – спит, а думать – думает, как ему те богатства заграбастать.

Вдруг, конь спотыкнулся , мужик проснулся и видит – сосновый бор и дерево чахлое точь в точь, как в его сне стоит, только цыган не видать.
Ну, думает он, если бор есть, сосна здесь, значит, за рыжей горой сокровища его ждут-дожидаются. Повернул он коня в ту сторону.

Долго ли, коротко ли ехал, - кто его знает. Добрался до рыжей горы, разыскал родничок и яму недалеко обнаружил. Заглянул туда, а на дне светом светятся сапфиры-яхонты, блеском блестит злато-серебро.
Мужик с радости великой стол коленца выкидывать, плясать, значит. «Сон - в руку, богатств – за пазуху»! – голосит да никак не успокоится.

Вскоре устал, орать перестал, решил из родника испить. Тут опять свое виденье вспомнил, набрал в пригоршню воды холодной, и в яму выплеснул. Глянь-поглянь, а на дне добра-то прибавилось.
Снял он тогда с головы шапку, и давай ею воду в яму носить. До седьмого поту трудился, охота жадному яму доверху наполнить.
Сел передохнуть, поразмыслил чуток и начал от родника к яме канавку копать.
Хлынула вода самотеком, - вышло богатство боком!

Мужик с жадности одурел совсем – нырнул в сокровища с головой да не вынырнул. Утоп, видать…
 
Автор: Светлана Скрябина


притчи